Horst_Veps (horstveps) wrote,
Horst_Veps
horstveps

Бесславные ублюдки



Бандеровцы, 1940-е гг.

Ниже рассказ о своём боевом пути в УПА бандеровца Михаила Кинаша. Под протокол, на следствии, после задержания бойцами НКВД в 1945 г.

"В боёвку "Ореста" я поступил, как я заявил ранее на допросе, добровольно, примерно в январе 1945 г. до поступления в боёвку "Ореста" я работал связным в организации села, а также в боёвки "Ореста". Работая связным, я был вооружён немецким автоматом МП-42 и пистолетом "Парабеллум", которые у меня изъяты при задержании 18 июля 1945 г.
Будучи ещё связным, в ноябре месяце 1944 г. боёвка, а также и я, были обнаруженны войсками Красной Армии. Во время преследования основная группа бандитов ушла в лес, а я сам один ушёл на хутор Роздолы Стаднянского сельсовета. В хуторе Роздолы я остановился в доме бандита Питляр Степана. Днём Питляр Степан донёс мне о том, что в хутор Роздолы приехал верхом на лошади неизвестный человек, который разговаривает на русском языке и разбирает оставленную во время боевых действий автомашину. Машина эта находилась на поле между хуторм Роздолы и селом Стадия. Я приказал Питляру установить, нет ли больше русских с этим, который разбирает автомашину. Питляр сходил, разведал и заявил мне, что этот который разбирает автомашину лишь сам один, а в селе нет красноармейцев и представителей советской власти. Мы вдвоём с Питляром договорились убить этого неизвестного, ибо мы полагали, что это поляк.
Выйдя из дома Питляра, мы вдвоём пошли по направлению автомашины разбитой, где находился неизвестный мужчина, Питляр вооружён не был, я автомат оставил в квартире Питляра для того, чтобы незаметно подойти к этому мужчине. Я взял лишь свой пистолет, зарядил его, подошли к этому человеку, он в это время что-то отвинчивал около автомашины. Я подошёл к автомашине, не сказал абсолютно ничего, мужчина этот лежал около автомашины и что-то крутил. Я незаметно подошёл к нему и двумя выстрелами в голову убил его.
Питляр находился возле меня. После убийства я обыскал убитого, нашёл у него в кармане гранату немецкого образца, которую забрал с собой. Около разбитой автомашины, где я убил незнакомого мне человека, наверное, шофёра, стояла привязанная его лошадь со строевым кавалерийским седлом. Я забрал эту лошадь, сел на неё и верхом уехал в село Большая Ольшаница.
Лошадь и седло забрал у меня бандит по псевдониму "Яр", который являлся повитовым руководителем ОУН. Лошадь была серой масти, больше этой лошади я не видел. Автомат мой остался в квартире Питляра Степана, через некоторое время Питляр автомат мне возвратил.
Когда я совершил убийство незнакомого мне человека, этого никто не видел кроме Питляра Степана, который незадолго после совершённого мною убийства арестован Краснянским РО НКВД.
Убийство незнакомого мне человека я совершил самовольно, без чьего-либо приказа лишь потому, что тогда был приказ убивать всех русских или представителей советской власти. Незадолго после совершения мной убийства, я поступил в боёвку "СБ", которой руководил "Орест". Поступая в боёвку "СБ", мне хорошо было известно о том, что боёвка имеет своей целью истребление населения, лояльного советской власти.
В составе боёвки я первый раз участвовал в убийстве трёх крестьян: одного мужчины и двух женщин. Убийство было совершено при следующих обстоятельствах.
Боёвка "Ореста", в составе "Орест", я - Кинаш Михаил Михайлович, "Шкарлупка", "Назар", Сидорович Степан Иванович по псевдониму "Калына", "Иосиф", "Явор" - Тимчишин Роман Владимирович, ночью из села Трудовач пешком пошли в село Стинки, расположенное в 2-х км от с. Трудовач. Боевик "Лыльюк" по имени Богдан, с которым мы встретились в с. Стинки, он как житель этого села знал, где живут намеченные на убийство бандитами граждане и указал их квартиры. В этом доме жил Дубас Иван, примерно 25-30-летний. Дубас Иван должен был нами убит за то, что он состоял в банде УПА, а после явился с повинной в органы советской власти. В банде он имел псевдоним "Шпак". Зайдя в квартиру Дубаса Ивана, мы предложили ему идти с нами. В одном пустом доме мы заявили ему, что убьём его за то, что он явился с повинной. После этого мы увели Дубаса в поле около леса и боевик по псевдониму "Дуб" застрелил его из пистолета. Труп Дубаса Ивана мы оставили на поле. Во время убийства гр. Дубаса я лишь присутствовал при убийстве.
В туже ночь, когда мы объявили Дубасу, что он будет нами убит, мы созвали других членов ОУН из числа жителей села Стинки и заявили им, что, если они явятся с повинной, то их постигнет такая же участь. Тогда же были боёвкой "Ореста" повешены две женщины, жительницы села Стинки, которых боёвка обвиняла в сотрудничестве с органами советской власти. Фамилий этих женщин я не знаю. Повешенье совершали бандиты "Калына", "Назар" и "Явор". При повешенье этих женщин я не участвовал. После совершения вышеуказанных убийств мы ушли в село Трудовач. Имущество убитых нами крестьян, мы не забирали. Вышеуказанные убийства мы совершили, примерно, в феврале месяце 1945 г.
В декабре месяце 1944 г.. я совместно с другими бандитами из боёвки "Ореста", а также банды главаря "Лагайдуха" участвовал в нападении на село Стинки Краснянского района с целью истребления там населения, лояльного к советской власти и группы содействия истребительному батальону Краснянского РО НКВД.
Во время нападения на с. Стинки, которое состоялось на рассвете, я сначала был в оцеплении, чтобы никто не мог убежать из села. Во время нападения на село я, находясь в селе, домов не сжигал, по направлению ко мне бежал какой-то вооружённый крестьянин, я в него выстрелил из автомата, но убил ли я его, мне не известно. Крестьянские постройки сжигали участники боёвки и банды "Лагайдуха". Дома крестьян лояльных советской власти и бойцов группы содействия истребительному батальону указывал боевик "Лилик". Во время нападения бандитами было сожжено около 45 крестьянских дворов и убито около 10 крестьян и бойцов группы содействия истребительному батальону.
В конце 1944 г., боёвкой "Ореста", боевиками: "Орест", "Игорь", повитовым референтом "СБ" "Шыба" - Костив Семён Мартынович, "Гора" по имени Павел, "Назар" - Сидорович Степан совершили нападение на гр. Ховзун (имени не знаю), по уличному "Щур" с целью убить его. Я лично там не участвовал, но на следующий день ОУНовцы из села Большая Ольшаница сообщили нам, что Ховзун, на которого ночью делали нападение, не убит, а лишь тяжело ранен и находится в своём сарае. "Орест" послал меня с заданием убить гр. Ховзуна. Я сам один пошёл в село Большая Ольшаница, бандит "Лилик" находился в доме Свистуна Владимира и указал мне, где находится этот сарай, в котором находиться раненый гр. Ховзун. Я, зайдя в сарай, одним выстрелом из пистолета в голову убил раненого Ховзуна. Труп убитого я оставил там, где он находился. Одежды, находящейся на убитом, я не снимал.
Зимой 1945 г., примерно в феврале месяце, боёвкой "Ореста" и повитовым референтом "СБ" "Игорем" была расстреляна семья жителя села Новосилки Краснянского района, гр. Кордовского, имени и отчества не знаю. Вечером, даты не помню, боёвка "Ореста" состоящая из боевиков: "Назар", "Калына", "Иосиф", "Язьба", "Шыба", "Цыган" - указали двор гр. Кордовского, мы оцепили двор и зашли в квартиру. В квартиру зашли "Назар" и "Калына" и начали расстреливать. Во время расстрела семьи Кордовского я находился уже в квартире.
Членов семьи Кордовского было 5 или 6 человек. Я лично расстрелял старшего возраста мужчину, фамилии его не знаю, и вторую женщину, примерно, сорока лет. Таким образом в семье Кордовского я убил 2-х человек: женщина, которую я расстрелял, была уже бандитами ранена, я её добил. Самого Кордовского, после убийства его семьи мы повесили на дереве около его дома.
В туже самую ночь, когда была расстреляна семья Кордовского, был повешен председатель Новосиловского сельсовета гр. Костив, имя и отчества не знаю. Костива повесили бандиты, находившиеся с повитовым референтом "СБ" "Игорем": "Шиба", "Гора", "Хмара", "Летун". Боёвкой "Ореста" было намеченно убить ещё одного крестьянина, но этот крестьянин убежал. Фамилию его я не знаю. Семья Кордовского и председатель сельсовета Костив подозревались нами в лояльном отношении к советской власти и сотрудничестве с НКВД.
В селе Новосилки ещё осенью 1944 г., мною и боевиком под псевдонимом "Дуб", был убит житель с. Новосилки гр. Собкив Иван.
... Я и боевик "Дуб" зашли во двор к гр. Собкив. Это было ещё днём, когда мы вошли во двор, гр. Собкив был в своём дворе. Когда он нас увидел, начал шуметь. Я и "Дуб" по одному разу выстрелили в него из пистолетов и убили его. Кто первым выстрелил в гр. Собкив, не помню, выстрелы произошли одновременно. Мы подошли к трупу, и убедившись что он убит, ушли в лес....
В марте месяце 1945 г., 5-ю или 6-ю боевиками боёвки "Ореста" был повешен заведующий мельницей в селе Зашков, гр. Костик Онуфрий, отчество не знаю.
Вечером бандиты "Орест", "Назар", "Калына", "Иосиф", "Дуб" и я зашли в с. Зашков, один из местных бандитов указал дом гр. Костик. Мы оцепили двор, "Орест", "Калына" и "Назар" вывели гр. Костика во двор. Костика Онуфрия мы повесили недалеко от его дома на дереве, около улицы. Самое активное участие в повешенье Костика принимали: "Калына" и "Пава", они закладывали на шею петлю.
В мае месяце 1945 г., "Орест", "Калына", "Назар", "Дуб" и я, повесили женщину, жительницу села Зашков. Фамилии этой женщины я не знаю. ...
Вечером мы все, вышеперечисленные, зашли в дом этой женщины, забрали её с собой в лес около села. Днём её допрашивал "Орест" с бандитами "Назаром" и "Иосифом". Я и "Калына" стояли на посту и наблюдали, что бы кто-либо не подошёл. Через некоторое время они пришли к нам и заявили, что эту женщину повесили. Что у неё спрашивал "Орест", - мне не известно. ...
В мае месяце 1945 г. я лично из пистолета расстрелял двух мужчин, для меня незнакомых, местных жителей, 35-40 лет. "Орест" и "Игорь" допрашивали их в лесу между сёлами Трудовач и Новосилки. После допроса приказали мне их расстрелять. Оба мужчины были связаны верёвками и сидели. Я лично расстрелял их обоих из пистолета выстрелами в голову. "Орест" заявил, что мужчины эти являются разведчиками органов советской власти. Трупы расстреляных мною мужчин закопали бандиты, жители села Новосилки.
В селе Большая Ольшаница зимой 1945 г., я участвовал в повешеньи незнакомой мне девушки.
Вечером "Игорь", "Орест", "Шиба", "Хмара", "Летун", "Гора" и я, приехали подводами в село Большая Ольшаница. Бандит "Лилик" указал нам дом этой девушки. Мы все зашли в дом. "Игорь" забрал эту девушку в другую комнату и что-то у неё спрашивал. После "Шиба" и "Гора" вывели её во двор и около улицы на дереве повесили. Фамилии этой девушки и других данных я не знаю." ...


Такой вот боевой путь "патриота" Украины. Причём не весь, в сокращённом варианте, - эпизодов "борьбы" там больше, но все того же рода.


Tags: 1945 г., Великая Отечественная Война, Украина, документ, уроды
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments